"Танцы": Популярное видео
  • Макс Нестерович и Екатерина Решетникова. Танцы на ТНТ. Новый сезон. Выпуск 18

    8731 просмотров
    ♥ +61
  • Митя Стаев. "Танцы. Новый сезон". Кастинг Екатеринбург

    10518 просмотров
    ♥ +24
  • Максим Нестерович. "Танцы. Новый сезон". Кастинг в Санкт-Петербурге

    8659 просмотров
    ♥ +14
  • Танцы на ТНТ. Новый сезон. Выпуск 20. Финал Второго сезона

    4335 просмотров
    ♥ +9
  • Танцы на ТНТ. Новый сезон. Выпуск 14. Танец Мигеля и Танец Егора

    6076 просмотров
    ♥ +9
Опрос

Кто из наставников победит в Третьем сезоне?
  • 60.4%
  • 39.6%
НОВОСТЬ
  • Сестры Михайлец: откровенное интервью после «Танцев» для Wday.ru
    02:31 - 14 Dec 2014

    Источник: wday.ru

    Когда вернулись на родину, девчонки?
    Вика: в конце прошлой недели мы уже были в Ростове. Организаторы сказали, что мы можем уехать в любой день, когда нам удобно. Но мы решили не оставаться, а улететь сразу, чтобы не мешать ребятам готовить новые постановки. Вообще любой фактор, который отвлекал на проекте от поставленной хореографом задачи, начинал раздражать. Потому что ты занимаешься только танцами, настраиваешься, разучиваешь движения.

    Вы жили в гостинице?
    Вика: Да, она находится в Подмосковье. Съемки идут в Главкино, это в трех минутах езды на машине от гостиницы. Для нас были созданы шикарные условия! Сауна, бассейн, кормили прекрасно. Правда, мальчики худели из-за нагрузок, они же девочек поднимают, а на это больше сил уходит. Иногда мы отказывались от ужина и отдавали его мальчишкам. В общем, это был танцевальный рай!
    Настя: Приехали домой, а мама и бабушки с вопросами к нам: чего хотите? Чем вас порадовать? Борщ, котлетки? А мы вообще ничего не хотели, правда, мы не изголодались.

    Диету на проекте соблюдали? Хореографы контролировали ваш вес?
    Вика: Нет, нас никто не взвешивал, никто ни в чем не ограничивал.
    Настя: Поймите, все ребята в «Танцах» – профессионалы. Каждый следит за собой сам. И каждый знает, какую форму он должен иметь, что необходимо для питания. Кому-то, к примеру, понадобились витамины – на следующий день их привезли. Не было проблем ни с чем.

    То, что вы уже не в «Танцах», считаете справедливым решением?
    Вика: Да, на проекте все участники сильные, и рано или поздно это должно было случиться – с нами или с кем-то другим. Мы трижды с Настей занимали верхнюю строчку в зрительском голосовании, и мне каждый раз хотелось отдать наши голоса любому, кто был в номинации.

    Вы пришли в «Танцы» вдвоем и ушли вдвоем. Не лучше было остаться кому-то одному и двигаться дальше?
    Настя: То, что мы ушли вдвоем из проекта, для нас было естественно и очевидно. Мы даже не обсуждали эту тему. Семья – это самое важное в жизни каждого человека, а мы одно целое – сестры Михайлец! И когда нас разъединили, мы обрадовались с профессиональной точки зрения. Но зритель не оценил: из лидеров мы сразу попали в номинацию, причем обе. Было очень трудно это принять, но мы справились. Спасибо жюри, Сергею Светлакову и Егору Дружинину, которые нас спасли и дали потанцевать еще два эфира. Когда объявляют имена тех, кто покидает проект, испытываешь страх, жутко не хочется покидать проект. В голове туман, ничего не слышишь… Я первое время из-за волнения не могла разобрать, что говорит жюри. А уже в конце проекта стала прислушиваться – было важно узнать мнение о наших достижениях. Правильно сказала нам ведущая Ляйсан Утяшева: «Вас нельзя было разъединять. Ваша магия, сила – когда вы вместе. И такого нет ни у кого! Вы танцуете в дуэте – в этом ваша фишка».

    Какая атмосфера была в коллективе? Туфельки не пропадали перед выходом на сцену?
    Вика: Что вы! В общей сложности мы пробыли на проекте два месяца. Для нас это бесконечный праздник – все занимались любимым делом, на негативные эмоции не было ни сил, ни времени. Бывало, что репетиции у нас шли с 9 утра до позднего вечера. Некоторые ребята, кто работает по ночам, нормально переносили это, а мы – нет. Наш обычный режим – отбой в десять вечера. А в единственный выходной на проекте мы давали отдых мышцам. Ребята ходили в музей, театр, кино. А мы никуда не выезжали. Лучший отдых для нас был у телевизора со сладостями… И сон.
    Настя: У нас не было такого – враги, соперники… Все друг друга поддерживали. Особенно мы сдружились с Пеной, Лизой, Славой, Ильшатом. Ильшат очень человечный. А мы ценим доброту, искренность. Несмотря на то что ему 36 лет, а нам 18, он не смотрел на нас свысока. Хотя у него были все основания, он опытный танцовщик. И никогда не показывал, что он лучше нас. Мы все там были лучшие, потому что попали в число 25 счастливчиков, кому выпал шанс пройти эту школу. Если мы и посмеивались над кем-то, то по-доброму. Злобы не было. Только раздражение на самих себя, когда что-то не получалось. Но мы знали: трудиться надо в два раза больше, и результат будет тот, которого ждешь. Не жалеть себя! Сто раз сделал – не получилось, на сто первый обязательно получится. Так нас с детства учили.

    А влюбленности были на проекте? Вам такие откровенные танцы с парнями ставили…
    Вика: Мы с Настей еще не влюблялись и эмоций, которые должны были передать в танцах с Димой Олейниковым, Ильшатом, Сашей не испытывали. Поначалу, когда репетировали, немного смущались, краснели от прикосновений, а потом выключили в себе человека, включили артиста, и все получилось! В танцах близость к партнеру – только приветствуется. А насчет влюбленности… Поверьте, ни у кого не было мыслей о флирте, потому что это отвлекает от главного. Ни у кого из ребят не возникли отношения. У нас в голове было только одно: танцевать, танцевать, танцевать…

    Егор Дружинин оценил ваши старания и в последнем эфире сказал вам «спасибо». А какой он за кадром?
    Вика: Такой, какой и в эфире, – требовательный к профессии. Он педагог высшего уровня! Если он считает, что движение должно быть поставлено именно так, именно здесь и именно в такой манере, значит, это должно быть выполнено стопроцентно. Егор ставил нам танец с Сашей Троновым, последний номер «Сестра». Многие ребята считали, что работать с Егором Дружининым – это как сдавать экзамен. Я тоже боялась поначалу, а потом ушла в процесс. Главное – во время репетиций слушать внимательно, запоминать, включать голову. Это любой педагог оценит, не только Егор. А вообще огромное спасибо Егору за его наставления! Он во всем был прав.

    А что он имел в виду, когда в одном из эфиров сказал: «Вспоминайте, что я вам говорил. Вика, надо считать!»?
    Настя: Каждый танец раскладывается на счет в зависимости от музыки. Если нам скажут «Покажи третью восьмерку, первый счет», мы должны суметь показать. Так вот в номере «Леди Гага», когда мы танцевали джаз-фанк, Егор заметил Викину ошибку. А еще мы очень переживали из-за того, что недотягиваем по актерскому мастерству. Нам на проекте не преподавали актерское мастерство, но всегда объясняли суть танца: «Опять вы изобразили страх, не надо! Здесь должна быть печаль или грусть». И мы ловили эти замечания, учились, и на сцене старались выразить нужные эмоции.
    Вика: В «Танцах» работает сильнейшая команда хореографов, которая смогла найти подход к каждому человеку. С ними нам расставаться в первую очередь было тяжело. Они помогли нам иначе взглянуть на самих себя, поверить в свои силы.

    Вы хвалите хореографов, а они вас часто хвалили?
    Настя: Это совсем необязательно. Я не люблю, когда нас хвалят. Чем больше человека хвалят, тем больше самоуверенности у него появляется, тем выше у него вырастает корона. Лучше критика, да нас и в детстве мало хвалили. И это правильно! Чтобы добиться настоящего успеха, надо пахать, а не рассчитывать на похвалу за полшага.

    Какой танец для вас был самым трудным и какой самым любимым?
    Вика: Самым трудным для нас был номер джаз-фанк. Потому что нам сложно было перенять настроение этого танца.
    Настя: Самый любимый танец – с зеркалами. Конечно, такой непростой номер можно отрабатывать и два месяца, чтобы довести его до идеального состояния, но правила проекта иные: один танец в неделю. На показе перед Егором Дружининым мы еще работали без декораций. И Егор Дружинин, глядя на нашу беготню мимо друг друга, сказал: «Ну… Хороший номер…» Он был знаком с идеей, но детально представить было сложно. Никто не понимал, что такое живые обои. А это Вика за стеной стояла и толкала стену руками.

    Вы следили за тем, что пишут зрители о ваших выступлениях в Интернете?
    Вика: Хоть мы с ребятами и договаривались о том, что не будем читать написанное в сети, но все равно заходили и читали. Не знаю, с чем это связано, но в последнее время у нас было 80% плохих комментариев, а 20% хороших. Многие писали: «Вы не умеете танцевать, просто дергаетесь». Оскорбляли не только нас, но и всех участников. Обращаюсь ко всем тем, кто пишет гадости: «Не обижайте и не оскорбляйте танцовщиков, они стараются для вас, им важно раскрасить вашу жизнь! Попробуйте встать с теплого дивана и позаниматься столько, сколько занимаемся мы». И еще. Возможно, люди, которые пишут нам гадости, думают, что они как-то нас заденут или сделают нас слабее… Они ошибаются. Конечно, нам станет неприятно. Но со своего пути мы не свернем!

    И куда путь держите?
    Настя: Вы о будущем? О нем сейчас сложно что-то сложно сказать. В ближайших планах – сдать сессию в Ростовском колледже искусств. Спасибо нашим преподавателям, которые нас отпустили. Наш педагог Людмила Федоровна Кравченко звонила нам в Москву, поддерживала.
    Вика: А мечтаем мы танцевать в современном театре. Очень хочу, чтобы в России начали уважать профессию танцовщика. И такие проекты, как «Танцы», я думаю, созданы именно для этого. Это трудная профессия, пожалуй, спортсмену даже легче, чем танцовщику – у него только физические нагрузки. А танцовщик должен эмоции вкладывать в танец, уметь сыгарть так, чтобы ему поверили. Поэтому гораздо приятнее, когда нам пишут не «Какие вы молодцы!», а «Вы вызвали такие эмоции во мне, которые я никогда не испытывал».
    Настя: Нам очень хочется, чтобы на большой сцене нас знали как сестер Михайлец, а не как Вику или Насту Михайлец. Важно нашим примером возродить семейные отношения, если у кого-то они утеряны. Если у вас есть сестра или брат, вспомните о них, позвоните, возможно, им сейчас это так необходимо. Мы счастливы от того, что бог дал нам друг друга – для помощи, поддержки. Мне будет трудно, я пойду к сестре, и я знаю, что она мне никогда не откажет. И пусть у каждого так будет!

    Будете смотреть очередной выпуск? За кого будете болеть?
    Настя: Проект смотреть будем обязательно и пальцы держать за всех. Все ребята выкладываются на 200%. На проекте все по-настоящему. Как люди проголосовали, такой и результат. Друзья участников, земляки организовывали группы поддержки, устраивали флэш-мобы… Но это только их инициатива, а не канала ТНТ или организаторов проекта.

    Общаетесь с ребятами?
    Вика: Да, переписываемся, созваниваемся.

    Выбрали себе подарки на Новый год?
    Настя: Нет. Самое главное, чего нам сейчас хочется, это спокойствия. Да нам и не нужны подарки. Пусть близкие будут живы-здоровы. Я хочу просыпаться с добрыми мыслями и благодарить бога за то, что имеешь. Пускай мы не богатая семья и порой хочется того, что есть у кого-то, а у нас нет, но мы должны радоваться тому, что у нас есть самое главное – родители, которые нас любят, бабушки, дедушка.

    Вы уже звезды. Если пригласят, пойдете выступать на корпоратив?
    Вика: Конечно! Каждое выступление перед публикой – это опыт. И чем больше таких выступлений, тем лучше. Но имеет значение и место, куда нас пригласят. Если это квартирник, кабак какой-нибудь, мы откажемся. Только потому что не хотим, чтобы это превращалось в развлечение жующих людей. Наши танцы не для веселья. Наши танцы – искусство. А что чаще всего хочет подгулявшая публика? Ай-нанэ-нанэ! А мы не ай-нанэ-нанэ.